Пробуждён ли я?

Пробужден ли я?

Я стараюсь писать честно. При этом время от времени в своих статьях я задеваю тему духовного пробуждения и освобождения, и читатель всё чаще задает справедливый вопрос: а сам-то я знаю о чем пишу? Пробужден ли я?

Сегодня я отвечу на этот вопрос, заранее зная, что, взявшись за это, я обречен на неудачу. Нет темы более мифологизированной, чем тема духовного пробуждения. До того как ты это испытаешь – это область фантазий, а после — область парадоксов.

Начну с воспоминаний о событиях, кажется, девятилетней давности. На дворе была весна, а в душе предчувствие нового этапа в жизни. К тому времени я еще не до конца отошёл от расставания с девушкой, с которой долго находился в довольно деструктивных отношениях. И этот период после разрыва переживался мной очень тяжело. К слову, позже, спустя годы, я обнаружил, что один из наиболее больших и тяжелых узлов моих цепляний за этот мир был завязан вокруг взглядов на отношения.

В тот период я испытывал необходимость в неком свежем приливе, рывке из своего маленького болотца. И я тянулся за пределы привычного мировоззрения активнее прежнего. У меня с юношеских лет была тяга к альтернативным взглядам на мир. И лишь с началом использования интернета я получил доступ к обширной информации, в которой время от времени я находил отклик. В то время я погрузился в изучение основ одной из северо-индийских духовных традиций. Там была и философия Адвайты, и методы индуистской и буддиской Тантры, а так же учение, которое сейчас больше известно как Дзогчен — учение за пределами догм и концепций. Я изучал это самостоятельно, на основе письменных материалов и лекций Мастера этой традиции.

Словом, тогда я вошел в поток, совершенно несвойственный той человеческой среде, в которой жил. При этом внешне, для других, это не было заметно. Во вне был виден лишь переход на вегетарианство, которое в моем тогдашнем окружении было довольно редким явлением. Вообще, я упоминаю об этом лишь для воспроизведения событий того времени. То, что произошло далее, не связанно с этими событиями какой-то прямой причинно-следственной связью.

Однаждын я гулял по городу в хорошем настроении. Было уже начало лета и яркое солнце окрашивало город в теплые тона. Я возвращался на работу с обеденного перерыва, наслаждаясь погодой и состоянием легкости, которое в те дни ходило за мной по пятам. И вдруг… ЩЁЛК.

В одно мгновение я был обычным парнем 24 лет, а уже в следующее — взглядом бесконечности, смотрящей ото всюду на саму себя. И в этот краткий миг ничего внешне не изменилось, лишь обнаружилось то, что всегда было посреди всей моей жизни. Вот он я – незатронутый ничем, безграничный и вечный, бесформенный и запредельный, нерожденный и неумирающий.

То, что прежде называлось «я», было в миг распознано как всего лишь один из объектов ума, как обычная идея, в которую меня научили безоговорочно верить. Эта идея ограничивала бесконечный обзор узким человеческим восприятием, основанным на вере в то, что это тело и эта личность, удерживаемая в памяти как набор постоянно меняющихся мыслей – и есть я.

Чёрт возьми, да как вообще это можно было не замечать?! Личность — это только череда возникающих и исчезающих мыслей. Нет никакой ограниченности, ибо она – лишь следствие веры в идею личности. Нет страдания – ибо вымышленная личность может лишь вымышленно страдать. Нет духовного пути, ибо вот его конечная цель – она всегда была здесь и нет ни малейшего расстояния до неё.

Вот она — суть всех священных писаний; ответ на все дзенские коаны; недвойственность и вездесущее сознание, подобное пространству; источник, из которого всё возникает и в котором всё исчезает. Что может быть проще? И что может быть восхитительней? Я не внутри тела и не снаружи. Я во всём, что только может быть воспринято — везде и всегда, и некому это подтвердить, ведь я один и нет другого. Вот оно — безграничное восхищение самим восхищением.

Всё это мелькнуло в сознании как молния за время совершения одного шага. И она мгновенно осветила всю мою жизнь разом. А после я дошел до офиса, начав трудиться как обычно. При этом самоосознание не прекращалось. И могло ли прекратиться? Разве у вечности может быть начало и конец? Исходя из того взгляда – это было невозможно и виделось мне совершенно ясно.

Я жил в этом самоосознании три дня. А после оно будто постепенно угасло, и снова вернулось привычное восприятие. Во всяком случае так мне казалось ещё много лет.

Что ещё сказать?

«Дао, выраженное словами – не есть истинное Дао»

Лао Цзы

…и ничего тут не поделаешь. Ограниченная форма не способна выразить безграничное и бесформенное.

Ещё некоторое время за мной будто следовал шлейф этого переживания. И это зачастую бессознательно ловили окружающие люди. Если я начинал говорить об этом, то неизменно видел, как быстро меняется состояние сознания моих слушателей. Мне нравилось проводить через себя энергию этих воспоминаний, а слушателям – попадать в этот поток.

Но потом и это угасло. Опять же – так мне казалось.

И вот, вернувшись в привычное восприятие, я стал делать то, что этому восприятию свойственно – продолжать плодить вопросы, продолжать верить в мысли, идеи и концепции. И даже умудряться тонко приписывать испытанную бесконечность своей ограниченной личности, пытаясь сформировать некую концептуальную картину мира с учетом нового опыта.

Словом, я продолжил жить так, как живут все люди.

И все же что-то безвозвратно изменилось. Пережитый опыт стал частью моего мировоззрения. И я не мог его не принимать в расчет. А это не позволяло мне полностью уснуть в человеческом восприятии. Я одновременно верил в возникающие мысли, и не верил в них. Проявлял привычные эгоистичные тенденции и все же не до конца себя с ними отождествлял. Что-то всегда оставалось бдительным и запредельным по отношению к тому что переживалось, несмотря на кажимость потери этой бдительности. Причем это я сейчас так вижу, а тогда я не осознавал этого неизменного и бдительного присутствия.

Жизнь после «временного пробуждения» — чертовски странная штука. В Дзен говорят что в этот период «горы – не горы, и реки – не реки». Но это не вся правда. Когда ты проясняешь пережитое, одновременно с этим ты признаешь, что горы остаются горами, а реки реками.

Опыт самоосознания всегда приходит неожиданно и застает каждого в разном состоянии эго-структуры. У одних эта структура ещё только в стадии формирования, другим же не хватает лишь одной вспышки, чтобы поглотить остатки цепляний за некоторые объекты в ней. Меня это застало в самом расцвете эго, когда я, будучи молодым и зелёным, как человек ещё не реализовался, когда многое из человеческого опыта вызывало интерес, а узлы, завязанные в прошлом ещё не получили возможность проявиться. Конечно, этот опыт до некоторой степени разом перестроил эго-структуру, но тем не менее ещё весьма весомая её часть увлекала моё внимание.

У многих есть устойчивое мнение, что пробуждение случается с тобой раз и навсегда. И мне понятна эта точка зрения. Но так случается редко.

Чаще всего полное пробуждение приходит в результате нескольких «частичных пробуждений», подобных вспышкам самоосознания, одна из которых более не угасает. Когда объекты эго-структуры более не притягивают внимание — это можно назвать освобождением или полным пробуждением. Хотя, глядя сквозь пробуждённое восприятие, эти понятия видятся как часть сна, от которого и произошло пробуждение.

Забавно, но я согласен с утверждением о том, что «временного пробуждения» не бывает и одновременно с тем, что такое пробуждение – это пережитый факт. Не стану размусоливать эту тему. Такова неоднозначность восприятия на том этапе, на котором я нахожусь.

В известной биографии Гаутамы Будды есть описание первой вспышки самоосознания, которая случилась с ним ещё в детстве. И этот момент обычно пропускается читателем как незначительный, но именно он был спусковым крючком в жизни легендарного принца. Пережитый опыт не давал ему покоя. И однажды этот «вирус запредельного» увел его сначала за пределы отцовского дворца, а позже – и за пределы всего этого мира.

Является ли «временное пробуждение» подлинным пробуждением? Подумайте сами. Может ли быть так, что ты просыпаешься посреди ночи, видишь что вокруг ещё темно и что ещё не время вставать? Что ты делаешь в таком случае? Чаще всего засыпаешь снова. Особенно когда сон был прерван в самом разгаре сюжета и тебе интересно, чем всё закончится. Тогда ты просто закрываешь глаза, чтобы его досмотреть.

Является ли такое пробуждение истинным? Узнал ли тот, кто так пробудился, что он видел лишь сон посреди ночи и что подлинная реальность за его пределами? И отличается ли такое ночное пробуждение от утреннего? Решайте для себя сами. Меня этот вопрос уже не беспокоит.

Что касается жизни после самоосознания, то в моем случае за этим последовал далеко не праздничный период. Для меня настоящая работа только началась. И мне довольно скоро пришлось признать, что работать придётся не на уровне просветленных небожителей, а на уровне вполне земных людей. И там, среди людей, необходимо было посмотреть в глаза всем своим человеческим проявлениям, всей лжи, которая была накоплена за прожитые годы. Сейчас, глядя на этот период, мне кажется, что я наступил на все грабли на своём пути и совершил все ошибки, к которым был потенциально склонен. Но это в то же время видится мне совершенно уместным, как часть сценария, в котором эти «ошибки» были неминуемыми этапами взросления.

Я прошел через годы дезориентации, сомнений и внутренних конфликтов. Привычные реакции продолжали всплывать, и я, как и прежде, вовклекался в их затягивающие воронки. Но одновременно с этим я не мог полностью поверить ни во что из происходящего, несмотря на то, что на уровне действий продолжали отыгрываться прежние роли и я всё ещё отождествлялся с ними.

Когда я женился, мне пришлось увидеть в себе целый караван бессознательных шаблонов, унаследованных от родителей. Вместе с этим и кучу мелочности, лжи и трусости, которые я прятал за образами духовно-продвинутого человека.

Мне пришлось перестраивать все взаимоотношения. С родственниками, друзьями и коллегами. Заглянуть в каждый шкаф, в котором был спрятан очередной скелет мёртвых идей и придуманных личностей. Причём зачастую я хотел этого всего избежать, но жизнь ставила меня перед зеркалом так бесцеремонно, что мне просто приходилось смотреть на безжалостное срывание своих масок – одной за другой.

Лишь тогда, когда были разрублены самые большие и грубые узлы моих цепляний за прошлое,  я вступил в период, когда происходящее стало день за днём проясняться. И началось это сравнительно недавно – немногим более полутора лет назад. Тогда процесс перестройки эго-структуры уже набрал некую инерцию и стал плавно разворачиваться сразу во многих направлениях, будто разрубленные веревки больших узлов стали быстро распутывать огромную сеть вокруг них. И этот процесс с тех пор набрал такие обороты, что сейчас я вижу как вечером ложится спать один человек, а утром просыпается другой. Это довольно странный этап. В одной ситуации я — мудрец, познавший основу бытия, а в другой — глупец, отождествившийся с очередной мыслью.

Эго-тенденции всё ещё есть, они всё ещё проявляются, и я всё ещё на них реагирую. Но уже совсем недолго, отпуская одно цепляние за другим и пересматривая каждое из своих непроверенных утверждений. И параллельно с этим то запредельное и вечное присутствие, которое когда-то мне открылось, с каждым днём становится всё очевиднее. Настолько, что теперь я снова признаю: оно не покидало меня. Присутствие никогда не терялось. Лишь внимание было увлечено объектами ума. И чем меньше интереса к этим объектам, тем яснее присутствие.

И вот сейчас мне задают вопрос: ты пробужден?

А я хочу для начала уточнить. Кого вы имеете ввиду? Мою личность? Вы ведь её имеете в виду, не так ли? Но личность никогда не пробудится. Это невозможно. Вера в придуманную личность – это и есть причина засыпания и забывания своей изначальной и ничем не ограниченной природы. Если вы имеете в виду мою личность, тогда ответ таков: нет, эта личность не пробуждена. И даже более того – её вовсе нет.

А то, что за пределами личности единственно существует как нечто реальное, и оно изначально пробуждено, освобождено и просветленно. 

О чём же тогда на самом деле этот вопрос?